Байбак А.А., К ВОПРОСУ О ПРОБЛЕМАХ МЕТОДИКИ ПРЕПОДАВАНИЯ ПЕРЕВОДОВЕДЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН (НА ПРИМЕРЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ КЛАССИЧЕСКОЙ И СОВРЕМЕННОЙ АМЕРИКАНСКОЙ ПРОЗЫ)

УДК

Байбак Анна Александровна

УО «Гродненский государственный университет имени Янки Купалы», г. Гродно

Научный руководитель – Т. П. Фундатор, доцент кафедры английской филологии ГрГУ им. Янки Купалы

К ВОПРОСУ О ПРОБЛЕМАХ МЕТОДИКИ ПРЕПОДАВАНИЯ ПЕРЕВОДОВЕДЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН (НА ПРИМЕРЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ КЛАССИЧЕСКОЙ И СОВРЕМЕННОЙ АМЕРИКАНСКОЙ ПРОЗЫ)

 

Перевод и переводческая деятельность – это то, без чего на сегодняшний день невозможно обойтись. Основной целью переводчиков является достижение максимальной адекватности переводимого текста, особенно если этот текст художественный. А основная цель преподавателей – научить студентов правилам перевода различных текстов. Достичь этого помогают некоторые преобразования, именуемые переводческими трансформациями. Причем нельзя не упомянуть тот факт, что переводческие трансформации должны использоваться в комплексе, а не по одиночке. Только в этом случае будет успешно достигнут эквивалентный перевод. Грамотное использование переводческих трансформаций – одна из проблем методики преподавания переводоведческих дисциплин. В данной статье приведены результаты исследования лексических переводческих трансформаций на примере художественных произведений классической и современной американской прозы – Маргарет Митчелл «Унесенные ветром» и Николас Спаркс «Спеши любить».

Среди лексических трансформаций в выше указанных произведениях следует упомянуть такие трансформации, как смысловое развитие (модуляция), целостное преобразование, антонимический перевод, конкретизация и генерализация понятий, компенсация потерь в процессе перевода, описательный перевод.

А теперь перейдем к лексическим трансформациях в современной прозе (Н. Спаркс «Спеши любить»). Стоит начать с самого названия романа. В оригинале оно звучит как «A walk to remember», но переводится как «Спеши любить». Переводчик использует прием целостного преобразования.

Jamie carried her Bible wherever she went, and if her looks and Hegbert didn’t keep the boys away, the Bible sure as heck did. – Джейми всегда носила с собой Библию; если одного Хегберта было недостаточно, чтобы держать мальчишек на расстоянии, то Священное Писание оказалось мощным оружием.

В рамках данного предложения переводчик использует такую лексическую трансформацию, как смысловое развитие (модуляцию). Глагол keep away дословно переводится как ‘избегать (кого-либо/чего-либо)’, что не совсем подходит по контексту. Поэтому переводчик модулирует значение и переводит глагол как ‘держаться на расстоянии’.

My mom got the car keys from her pocketbook and handed them to me, still giving me the once-over as we headed out the door. – Мама достала ключи от машины и протянула мне, продолжая осматривать с головы до ног.

Этот пример используется для того, чтобы наглядно показать применение такой лексической трансформации, как целостное преобразование. Если переводить give the once-over дословно, то получится ‘бегло осмотреть’. Это несколько расходится с контекстом, и поэтому переводчик преобразует данное выражение как ‘осматривать с ног до головы’.

Jamie ignored it and went on. – Джейми не обратила никакого внимания и продолжила.

Здесь переводчик прибегает к методу антонимического перевода, заменяя глагол ignored с положительным семантическим компонентом значения на его русский эквивалент с прямо противоположной отрицательной семой – ‘не обратила никакого внимания’.

After that, we had to get ready, and we went our separate ways. – Нам пора было готовиться, и я зашагал в мужскую гримерку.

Данный пример наглядно иллюстрирует такую лексическую трансформацию, как конкретизация. Если переводить дословно, то выражение we went our separate ways будет выглядеть как ‘мы пошли разными путями’. Однако здесь переводчик конкретизирует, куда именно он пошел – в мужскую гримерку.

But Hegbert wouldn’t allow drinking or cursing, and Toby really didn’t know how to work within such a strict environment. – Но священник не позволял ему пить и ругаться, а Тоби решительно не мог работать без столь мощной поддержки.

Здесь переводчик решил применить прием генерализации – прием, обратный конкретизации. Вместо конкретного имени Hegbert используется просто обобщенное понятие ‘священник’.

The only reason Hegbert had hired him at all was because he was far and away the lowest bidder in town. – Хегберт нанял его лишь потому, что Тоби запросил сущие гроши.

Компенсация потерь в процессе перевода – именно эта лексическая трансформация используется в данном предложении. The lowest bidder переводится как ‘предложенная наименьшая цена’. И если использовать дословный перевод, то невозможно будет передать всю эмоциональную и стилистическую окраску этого выражения. Поэтому при переводе этот недостаток компенсируется.

 I winced as soon as she said it. – Дрожь пробежала по моему телу при звуках ее голоса.

Это один из немногих примеров, в котором показан метод описательного перевода. В первую очередь, это сделано для того, чтобы передать смысл оригинала большим количеством слов ввиду отсутствия в нем необходимого значения.

As I said before, Beaufort was fairly typical as far as southern towns went, though it did have an interesting history. – Как я уже сказал, Бофор был типичным южным городишкой, пусть и с любопытной историей.

То, как переведено слово Beaufort в этом предложении, свидетельствует о том, что в языке перевода нет подобных эквивалентов. Однако сделать акцент на этом понятии необходимо, поэтому переводчик использовал метод переводческого транскрибирования и получилось, что Beaufort – Бофор. Но нельзя не упомянуть тот факт, что данный пример также иллюстрирует и транслитерацию, поскольку здесь редуцируются гласные. Поэтому вместо Бьюфор переводчик использует Бофор.

Что касается следующего примера, то здесь мы видим не что иное, как калькирование: The crowd, I noticed, was mainly old ladies of the blue-haired type, the kind that play bingo and drink Bloody Mary at Sunday brunch, though I could see Eric sitting with all my friends near the back row. – Публика, насколько я заметил, состояла в основном из седовласых леди – тех, что играют в бинго, а по воскресеньям пьют «Кровавую Мэри», – но в задних рядах сидели мои приятели во главе с Эриком.

Кальке подвергается выражение Bloody Mary, которое в русском языке находит свое соответствие как ‘Кровавая Мэри’. Здесь создается новое выражение, которое повторяет структуру исходного сочетания слов. Таким образом, автор, используя данную переводческую трансформацию, хотел сохранить смысл и настроение текста оригинала. Применение калькирования – очень уместное в данном случае решение.

А теперь перейдем к анализу лексических трансформаций в классической прозе (М. Митчелл «Унесенные ветром»).

Seated with Stuart and Brent Tarleton in the cool shade of the porch of Tara, her father’s plantation, that bright April afternoon of 1861, she made a pretty picture. – Словом, она являла взору очаровательное зрелище, сидя в обществе Стюарта и Брента Тарлтонов в прохладной тени за колоннами просторного крыльца Тары – обширного поместья своего отца. Шел 1861 год, ясный апрельский день клонился к вечеру.

Данный пример иллюстрирует такую переводческую трансформацию, как смысловое развитие (модуляцию). Если переводить выделенную часть дословно, то получится, что это никак не подходит по смыслу. Поэтому переводчик с помощью модуляции подбирает подходящее по контексту значение.

Scarlett, like the rest of the County, could never get used to the way small Mrs. Tarleton bullied her grown sons and laid her riding crop on their backs if the occasion seemed to warrant it. – Скарлетт, как и все жители графств, просто не могла освоиться с мыслью, что «крошка» миссис Тарлтон держит в ежовых рукавицах своих великовозрастных сыновей, а по мере надобности и прохаживается по их спинам хлыстом.

Здесь переводчик подвергает целостному преобразованию только фрагмент предложения. Делает он это для того, чтобы показать всю стилистическую окраску. Однако в том значении, в каком выражение laid her riding crop on their backs существует само по себе, не подходит. Это устойчивое выражение, поэтому переводчик использует его переносное значение ‘держать в ежовых рукавицах’. На этом примере переводчик демонстрирует нам такой прием, как конкретизация. Элемент предложения the rest в своем первоначальном значении имеет значение остальные, оставшиеся и т.д., однако остальными могут быть кто угодно: животные, здания, машины и многое другое. Но переводчик сужает круг значений и конкретизирует это как все жители.

But for all the modesty of her spreading skirts, the demureness of hair netted smoothly into a chignon and the quietness of small white hands folded in her lap, her true self was poorly concealed. The green eyes in the carefully sweet face were turbulent, willful, lusty with life, distinctly at variance with her decorous demeanor. – Но ни чинно расправленные юбки, ни скромность прически – стянутых тугим узлом и запрятанных в сетку волос, – ни степенно сложенные на коленях маленькие белые ручки не могли ввести в обман: зеленые глаза – беспокойные, яркие (о сколько в них было своенравия и огня!) – вступали в спор с учтивой светской сдержанностью манер, выдавая подлинную сущность этой натуры.

Использованная в этом предложении лексическая трансформация – антонимический перевод – сопровождается заменой утвердительной формы в языке оригинала на многократное повторение отрицательных частиц в языке перевода. Причем частицы ни на протяжении всего предложения усиливают эмоциональную окраску самого высказывания, тем самым подогревая накал страстей читателя.

There was the click of china and the rattle of silver as Pork, the valet-butler of Tara, laid the table for supper. – Затем стал слышен звон посуды и столового серебра: Порк, соединявший в своем лице и лакея и дворецкого усадьбы, начал накрывать на стол к ужину.

Такой прием, как генерализация значений как нельзя более выгодно просматривается в данном примере. В языке оригинала автор использует существительное china, но в прямом значении это ‘фарфор, фарфоровое изделие’. Однако переводчик генерализирует это понятие до простого существительного ‘посуда’.

«The war, goose!» – Так ведь война, глупышка!

В этом отрывке из диалога можно проследить такую лексическую трансформацию, как компенсация потерь в процессе перевода. Обращение goose имеет прямое значение ‘гусыня’, что не подходит по контексту. Поэтому переводчик компенсирует эту потерю и переводит его как ‘глупышка’.

Men could be trusted to keep their mouths shut, even men like Mr. Butler, but with Honey Wilkes giving tongue like a hound in the field, the entire County would know about it before six o’clock. – На мужчин, даже на таких, как этот Батлер, можно положиться – мужчины умеют держать язык за зубами, но язык Милочки, разумеется, сорвется теперь с привязи, как гончая со сворки, и не пробьет еще и шести часов, как она раззвонит ее секрет на всю округу!

Чем богата классическая проза, так это примерами описательного перевода. И эта выдержка из текста явное тому подтверждение. Сделано это, прежде всего, для того, чтобы донести мысль до читателя в максимально развернутом виде с различными эпитетами, метафорами и многим другим.

Если сравнивать художественные произведения классической и современной американской прозы с точки зрения лексических трансформаций на примере данных произведений, то можно сделать вывод о том, что они имеют некоторые отличия. При анализе выбранных произведений можно заметить, что в произведении современной прозы примеров описательного перевода буквально единицы, в то время, как в классической прозе их не счесть. Это объясняется характером того времени, манерой письма художников, употреблением огромного количества архаизмов, которые на сегодняшний день уже вышли из употребления. Современная проза отличается простотой языка, отсутствием сложных и громоздких предложений. В них с трудом можно найти старые устойчивые сочетания слов, идиомы, фразеологизмы. Таким образом, несмотря на определенный перечень различий в произведениях прозы разного времени, нельзя сказать, что какая-то из них хуже. В каждой из них есть свои отличительные особенности, которые наделяют художественную литературу неповторимыми элементами.

Результаты проведенного исследования могут найти свое практическое применение в дальнейшем изучении переводческих трансформаций, а также при чтении лекций и проведении семинарских занятий по переводоведческим дисциплинам, чтобы избежать проблем при переводе. На основе этого исследования учащиеся учреждений образования смогут углубить свои знания в сфере переводоведения, а преподаватели – усовершенствовать методику преподавания переводоведческих дисциплин для успешного овладения студентами основных правил перевода.

 

Библиографический список

  1. Mitchell, M. Gone with the Wind / Margaret Mitchell. New York: Warner Books, Inc., 1999. – 1037 p.
  2. Sparks, N. A walk to remember / Nicholas Sparks. New York: Warner Books, Inc., 1999. – 66 р.
  3. Митчелл, М. Унесенные ветром. В 2 т. Т. 1/ М. Митчелл, пер. с англ. Т. Озерской; Вступ. ст. Т. Комаровской. – Мн.: «Белфакс», 1991 – 656 с.
  4. Спаркс, Н. Спеши любить: [роман] / Николас Спаркс; пер. с англ. В. С. Сергеевой. – Москва: АСТ, 2014. – 221.

 

Запись опубликована в рубрике Проблемы методики преподавания лингвистических дисциплин. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *